papers_236x182.png
info_or.png

Список статей:












 Путевые заметки Эдвина Таппана Адни (отрывок)

Путевые заметки Эдвина Таппана Адни (отрывок)

ПО ПУТИ НА КЛОНДАЙК: ЗОЛОТО, СОБАКИ И ИНДЕЙЦЫ ДАЛЬНЕГО СЕВЕРО-ЗАПАДА 
Отрывок из компиляции по путевым заметкам Эдвина Таппана Адни 
Автор: Н.Шишелов, 2013 
***
Местные эскимосско-индейские собаки сильные, с густой шерстью, мощными ногами и шеей, острой мордой, раскосыми глазами, и короткими прямыми, как у волка, ушами. Лучшие юконские собаки – чистокровная эскимосская порода, известная как «маламут» - от названия эскимосского племени, обитающего в устье Юкона. Они примерно такого же роста, как шотландский колли, с которым они имеют даже некоторое внешнее сходство. Но с их толстой, короткой шеей, острой мордой, раскосыми глазами, короткими, острыми ушами, плотной грубой шерстью, которая защищает их от морозов, они походят на волков более, чем все прочие собаки. Пушистый хвост, завернутый в упругое кольцо, высоко поднятая голова с торчащими ушами, широкая грудь – все это выражает энергию, живучесть и самоуверенность. Окрас их варьирует от грязного белого до угольно-черного, бывают и черно-белые. Встречается и серые с проседью собаки, но это, видимо, сказывается примесь волчьей крови. Эти волчьего окраса собаки, действительно, так сильно напоминают волка, что, если их поставить рядом, то их трудно будет отличить друг от друга, и только при ближайшем рассмотрении у собак можно заметить отсутствие злобного выражения их диких родичей. 

Собаки лучшего типа все еще встречаются у эскимосов, а также у индейцев внутренних районов, но последние, известные как собаки «сиваш» (Сиваш – от фр. «sauvage» - дикарь), как правило, ниже ростом, хотя и немного. Чистокровная индейская порода подвергается изменениям из-за примеси других пород, таких как сенбернар, ньюфаундленд, и дворняжек, которых завезли старатели. «Собаки внутренних территорий», как их еще здесь называют, выносят голод и холод лучше, чем завезенные породы, поэтому их предпочитают использовать для дальних путешествий по снегам, когда время дорого, а пищи мало или ее трудно достать. На коротких дистанциях, когда нужно перевезти тяжелый груз, большие сенбернары и мастиффы непревзойденны, но они много едят.

Туземные собаки обладают удивительной силой. Одна собака может тянуть сани с грузом в три – четыре сотни фунтов по хорошей дороге со скоростью идущего человека, а с человеком без груза она тянет сани весь день на хорошей рыси. На Бонанза-Крик я видел команду из пяти туземных собак, которые тащили 700 футовую поваленную ель, весом 1600 фунтов. 

Способы запряжки собак
Говорят, что туземные собаки не проявляют привязанности к хозяину, но это не всегда так. Все зависит от того, как хозяин воспитывает свою собаку в раннем возрасте. Как правило, они флегматичны и равнодушны и удостаивают своим вниманием человека только посредством резкого лая и воя – самого печального звука в природе. Но, они, похоже, никогда никого не кусают, и после первого же проявления доброты к ним, способны доказать свое расположение и привязанность. 

Лучшая команда собак на Клондайке - это пять сильных серых хаски с Поркупайна (Конечно, имеется в виду не собственно хаски, сибирская ездовая порода, завезенная в Америку только в первых десятилетиях ХХв., а какая-то местная аборигенная порода лаек). Этой зимой их владельцем стал капитан Барнетт из Аляскинской Коммерческой Компании. Стоит упомянуть об интересных обстоятельствах, при которых это произошло. Три из пяти этих собак принадлежали Джону Шуману, вождю группы индейцев из окрестностей Рампарт-Хаус, поста Компании Гудзонова Залива на Поркупайне. Осенью индейцы, как обычно, отправились на охоту за карибу, но вопреки ожиданиям, оленей не удалось загнать, и деревня с населением около пятидесяти душ оказалась на грани голода. В Форт Юкон отправили бегуна, чтобы сообщить белым людям о случившемся. Капитан Барнетт собрал отряд и отправился на выручку. Он встретил индейцев на реке, в восьмидесяти милях от форта. На тот момент у индейцев уже совсем не было провизии, за последние трое суток они добыли на пропитание одного зайца и трех или четырех горностаев или ласок. Индейцам привезли много провизии и устроили большой пир. Вождь Джон Шуман, желая выразить признательность белым, встал и произнес громкую речь, в которой говорилось о том, как хорошо поступили белые, и что он хотел бы сделать что-нибудь, чтобы отблагодарить их. У него было несколько замечательных собак. Белые и раньше хотели их купить, но он тогда сказал, что ни один белый человек не должен быть их хозяином. Теперь же, по мнению Джона Шумана, появился один белый, который мог завладеть его собаками, и это был капитан Барнетт.

Барнетт с удовольствием заплатил индейцу 1200 долларов за трех собак, и купил еще двух у другого индейца за 500 долларов, таким образом, заплатив 1700 долларов за целую команду. Мало того, он взял индейцев с собой в форт Юкон, где снова устроил для них пиршество и свозил вождя Джона Шумана в Циркл-Сити, где он продал пушнину, и только после этого Барнетт стал счастливым обладателем этихсобак. Эти превосходные собаки выше, чем юконские, и вероятно (так говорят) эти собаки попали сюда от туземцев реки Маккензи (Маккензи Ривер хаски)

Собачья сбруя
На Северо-Западе существует несколько различных способов запряжки собак. Если к югу от Гудзонова Залива потяг прикрепляется к ошейнику и проходит по спине собаки, а число потягов соответствует числу собак49, то на Верхнем Юконе упряжь, используемая и индейцами и белыми, представляет собой ошейник с двумя боковыми потягами и наспинным ремнем, и, если используют две или более собак, то их запрягают одну за другой, так что потяги впереди идущей собаки прикрепляются к потягам позади идущей, возле ошейника или за наспинным ремнем. Один вид ошейника делается из кожаных ремней, его набивают волосом. Для жесткости он оснащен куском железной проволоки, толщиной в четверть дюйма, он служит хомутом. Наспинный и брюшной ремни сделаны из кожи, а потяги представляют собой тканые стропы. Упряжь оснащена металлической застежкой. 

Индейская упряжь представляет собой ошейник из дубленой лосиной кожи, набитый лосиным волосом, с наспинным ремнем, потягами, и т.д., из того же самого материала или из вдвое сложенного крепкого холста или твила. Потягисужаются к концам, и оснащены деревянной булавкой, которая пропускается через петлюили прорезь в санях или в упряжи позади идущей собаки, и закрепляется в прорези этого же потяга. Такая застежка без труда расстегивается в морозную погоду. 

Другой вид упряжи, как это ни странно, лишь изредка встречается в верховьях Юкона. Это - эскимосская упряжь, которую довольно сложно описать в двух словах. Шлейка сделана из куска сырой медвежьей шкуры два фута в длину и, пожалуй, один фут в ширину. На ней делается три продольных разреза. Средний разрез около одного фута, и два боковых разреза подлиннее. Шлейка надевается на голову собаки через центральный разрез, а передние лапы просовываются в боковые разрезы. Сырая медвежья шкура растягивается на собаке, и со временем приобретает нужную форму. Собаки пристегиваются к единственному длинному потягу из тюленьей кожи на вертлюг к заднему концу шлейки. Они запрягаются одна за другой, с интервалом в пять футов, по разные стороны потяга либо попарно и с собакой-лидером впереди, с такой же дистанцией между парами. Есть еще один тип сбруи - ошейник правильной формы из веревки или ткани. Недостаток эскимосской упряжи заключается в том, что в лесу собаки могут обойти дерево с разных сторон. Но у этого метода есть и важное преимущество - когда встречаются две команды, и между ними возникают драки, что часто случается, хозяева могут отстегнуть вертлюги и растащить собак, не снимая с них шлейки. Вертлюг чрезвычайно полезен и когда при спуске с холма сани наезжают на собак, и все они сбиваются в кучу, что также нередко происходит. 

* * *
Примечания и комментарии компилятора

Возврат к списку

+7 (916) 358-85-20; +7 (903) 109-24-01
140477, М.О., Коломенский р-н, д. Конев-Бор.